Смотреть онлайн!

Зарплата психотерапевта в 2022 году. Сколько получает?

Зарплата психотерапевта в 2022 году. Сколько получает?
Профессия / специальность: психотерапевт. Работа в Казахстане, Украине, России и Беларуси. Сколько зарабатывает? Минимальная и максимальная з/п в городах.

Зарплата психотерапевта в Казахстане 2022. Сколько получает? Минимальная з/п без опыта работы, у практикантов, новичков. Максимальная — опыт (чаще всего от 3 лет).

Сколько платят психотерапевту в Казахстане. Зарплата психотерапевта на 2022 год со средними значениями

Статистика из городов: Алматы, Астана, Шымкент, Караганда, Актобе, Тараз, Павлодар, Усть-Каменогорск, Семей, Костанай, Уральск, Петропавловск, Кызылорда, Атырау, Актау, Темиртау, Туркестан, Кокшетау, Талдыкорган, Экибастуз, Рудный. Средняя зарплата на 2022-й год, ответ.

Минимальная з/п — 144.000 тенге.
Максимальная — 860.000 тенге

Средняя — 346000 тенге

Сколько платят психотерапевту в России. Зарплата психотерапевта на 2022 год со средними значениями

Статистика для городов: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Омск, Ростов-на-Дону, Уфа, Красноярск, Пермь, Волгоград, Воронеж. Средняя зарплата на 2022-й год, ответ.

Минимальная з/п — 35.000 рублей.
Максимальная — 260.000 рублей.

Средняя — 88.000 руб


Сколько платят психотерапевту в Украине. Зарплата психотерапевта на 2022 год со средними значениями.

Актуально для городов: Киев, Харьков, Одесса, Днепропетровск, Запорожье, Львов, Кривой Рог, Николаев, Мариуполь, Винница, Макеевка, Херсон, Полтава, Чернигов, Черкассы, Житомир, Сумы. Средняя зарплата на 2022-й год, ответ.

Минимальная з/п — 8000 гривен.
Максимальная — 38000 гривен.

Средняя — 20500 грн

Сколько платят психотерапевту в Беларуси. Зарплата психотерапевта на 2022 год со средними значениями

Статистика из городов: Минск, Брест, Гродно, Гомель, Витебск, Могилёв, Бобруйск. Средняя зарплата на 2022-й год, ответ.

Минимальная з/п — 700 бел.рублей.
Максимальная — 3200 бел.рублей.

Средняя — 1650 б.р

Из-за нестабильного курса доллара в этих странах (который внезапно поднялся с марта 2022 года) - лучше смотрите курсы и умножайте сами.
13 март 2022, Воскресенье
5380
Опубликовано в категории: Зарплата 2022

Как стать психотерапевтом

Я родом из маленькой деревни на Херсонщине, до поступления в университет не видела ни разу живого психолога, не прочла ни одной книги по психологии. Это было решение на уровне интуиции: "хочу быть психологом". Планировала поступить в Киев на военного психолога в университет МВД, просила родителей разрешить мне. Помню, приехала на Харьковскую, вышла из метро с папкой в ​​руках, подошла к милиционеру, спросила, где находится Академия МВД, а он сказал: «Девочка, посмотри на себя, иди в педагогический». Я развернулась и уехала в Драгоманова. Луна жила в поездах, тогда не было ВНО – были экзамены. Поступила, проучилась, закончила бакалавриат и магистратуру с красным дипломом.

Очень важным шагом стало то, что я получил диплом в июле, а в сентябре пришла на ту же кафедру в роли преподавателя. Это было очень быстро и я, видимо, даже не успела испугаться, очень тяжело было с одной стороны парты перейти на другую, но это произошло.

Я ПСИХОЛОГ, ПСИХОТЕРАПЕВТ, НЕ ПСИХИАТР. Психиатры работают с отклонением психики, для этого необходимо иметь медицинское образование. Там, где лекарство, антидепрессанты, психиатрический стационар – это к психиатрам.

Теперь попробую разделить психологию и психотерапию.

Психология – это обобщенный вид деятельности психодиагноста, психотерапевта, тренера, коуча, ментора; психолог – это профессия, а специализация – это психотерапия. Человек может получить высшее образование по психологии, но заниматься только психодиагностикой, быть HR-ом, школьным психологом и набирать детей в первый класс или в специализированные школы.

ПСИХОТЕРАЕВТ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Специалист должен найти удобный подход, который будет импонировать ему лично: психодрама или гештальтпсихология, психоанализ или арт-терапия.

Чтобы получить психотерапевтическую базу – это минимум 3 года обучения, не в университете. Не хочу быть категоричной, но будучи в системе образования я не встречала диплом из университета, в котором было бы написано «психотерапевт», есть психолог, есть преподаватель психологии, есть ученый-психолог, но психотерапию у нас в министерских дипломах сейчас не выдают.

У меня базовое психологическое образование университетское – 5 лет. На третьем курсе я начала параллельно учить гештальтпсихологию, на четвертом я пошла в психоанализ. Каждое направление изучалось по 3 года. Это были долгие поиски себя и школы, которая будет профессиональной и даст эти знания.

Методы работы и проблемы клиентов

Мой основной способ работы – гештальтпсихология. «Гештальт» переводится как «целостный образ». Базовыми понятиями этого метода есть «фон» и «фигура».
Когда мы смотрим, например, на стену, она является фоном, а фигурой будут, скажем, часы. С нашими проблемами все так же. Есть все, что позади, а есть то, что конкретно выделяется и предмет внимания.
Когда человек приходит, садится в кресло и говорит, что у него все в жизни плохо, я не вижу этому фигуры. И мы с ее фона выбираем то, что больше всего беспокоит: мужчина ушел, дети не слушаются, денег нет, самооценка низкая и так далее.

Бывает другая сторона, когда всего так много, что фона просто не существует, все состоит из фигур, которые человека просто изнутри разрывают. У нее нет сил собраться и выделить что-нибудь одно. Сейчас период такой, что ЛЮДИ ХОТЯТ ВСЕ ОДНОВРЕМЕННО – ПРОФЕССИЮ, СЕМЬЮ, БИЗНЕС, ТВОРЧЕСТВО. Хочется сравнивать себя с лучшими, оценки получать от близких, понимать, что тебя видят и что ты нужен. Люди, работающие над собой, они все же начинают с самооценки, и чаще всего она занижена.

«Незакрытые гештальты» – это вопросы, которые мы не решили, и они тянутся за нами. Я всегда привожу пример, что мы – как локомотивчик – едем по пути, и вот нам кто-то цепляет вагончик-проблему – первую любовь или отношение родителей – и мы это тянем за собой. А через некоторое время еще одна любовь прицепилась – и вагона уже два. ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ СОБИРАЕТСЯ ТАКОЙ ЛОКОМОТИВ, ЧТО С НИМ УЖЕ НЕ РАЗМИНЕШЬСЯ. В лучшем случае люди останавливаются и говорят, что дальше не могут. И начинают разбираться, что за собой тянут.

Как известно, самая трудная работа в мире – это работа над собой. Помогать другим всегда проще

Психоаналитическая теория – это осознание человеком трех позиций своей личности: «я», «над я» и «подсознательное я». Эти три составляющие управляют нами.

Есть какие-то навязанные социальные нормы – это «над я», есть «я собственно», к которому нам в терапии очень сложно добраться, потому что человек с детства научился слушать родителей, политиков, священников, но не себя. А есть «я ведомое» – то, что мы в себе подавляем, что боимся осознавать, в чем боимся признаваться. Вообще психоанализ – это очень глубоко, это праматерь всех методов. Моя наставница, у которой я училась, говорила, что если бы специалисты внимательнее изучали этот метод, то он был бы тогда единственным.

ЧАЩЕ ПРОБЛЕМЫ У КЛИЕНТОВ БЫВАЮТ ДВУХ ТИПОВ: ЛЮБОВЬ И ДЕНЬГИ. Любовь к себе, к миру, к родителям, любимым, к людям, к государству. Деньги – это когда «я недостаточно успешен», «я мало зарабатываю» или «я много зарабатываю, как это вкладывать», «я не умею вкладывать» или «я вложил, а оно не вернулось». Эти проблемы часто пересекаются между собой. Например, клиент пришел с темой развода, переживает, что после развода будут финансовые проблемы, или наоборот, есть финансовые проблемы, приводящие к разводу.

Есть еще одна проблема – посттравматический синдром. Мы все живем, к сожалению, в военное время. Произошедшее три года назад догоняет всех людей, но в разные периоды и по-разному. КОГО СРАЗУ НАКРЫЛО, КОГО ЧЕРЕЗ ГОД ДОГНАЛО, КТО ТОЛЬКО СЕЙЧАС ПОНИМАЕТ, ЧТО ПРОИЗОШЛО. У нас появились переселенцы, дети переселенцев, военные. В нашем профессиональном сообществе эта тема звучит. Мы собираемся на супервидении, проговариваем это. Каждый из нас стал хоть как-то причастен к этой теме, я уже молчу о чтении новостей, телевидении, обо всем фоне, который порождает тревогу.

Я встречаю в своей работе два стереотипа. Первый: я приду к психологу и он даст мне совет. Не даст, если это специалист. Он даст технику для проработки, даст дополнительную литературу, даст задание, как пережить или что-то делать. Второе: что психотерапия – это легко, как для психолога, так и для клиента. Но психология – это действительно тяжело. Как известно, самая трудная работа в мире – это работа над собой. Помогать другим всегда проще.

ПСИХОТЕРАПИЯ ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК СО ВРЕМЕНЕМ СМОГ САМ СПРАВИТЬСЯ СО СВОИМИ ПРОБЛЕМАМИ. Я человека сопровождаю до момента, пока эта проблема либо будет решена, либо она уже не столь остро встает и клиент имеет в себе силы, навыки и умение двигаться дальше самостоятельно.

Особенности работы

ДУМАЮ, У ЛЮБОГО ПСИХОЛОГА ЕСТЬ СВОЙ ПСИХОЛОГ. Чтобы хорошо выглядеть, мне нужно с кем-то проговаривать свои мысли. Не могу сказать, что это кто один. Это разные мои коллеги более высокого уровня, чем я. Еще психолог помогает себе супервидениями – это наши профессиональные сообщества, от 5 до 10 человек. Мы собираемся в среднем раз в месяц и обсуждаем вопросы, которые не можем решить самостоятельно. Если мы говорим о клиентах – здесь есть правило конфиденциальности – мы никогда не называем имен.

Часто мы перенаправляем клиентов друг другу. Когда ко мне обращаются, например, с детскими проблемами, я советую другого специалиста. РОДИТЕЛИ ПРИВОДЯТ ТАКИХ ДЕТЕЙ, ПОТОМУ ЧТО ДУМАЮТ, ЧТО У ЭТИХ ДЕТЕЙ КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ. ЧАЩЕ ОКАЗЫВАЕТСЯ НАОБОРОТ. Они заводят ребенка в кабинет, а в конце консультации сами заходят. И тогда психолог должен очень мудро предоставить информацию о том, что привело к этой ситуации. Тогда ребенок становится инструментом, с помощью которого психологу следует наладить ситуацию в семье.

У многих моих клиентов больше высших образований, они могли больше книг прочитать по психологии. Но они не знают, что делать с этими знаниями, они становятся им в тягость. Еще одна прочитанная книга – это как вагончик в гештальте. Что с этим дальше делать? Все же психология – это об эмоциях. Когда клиент только приходит в терапию, он говорит с головы: «я все знаю, я все умею, я знаю, куда я хочу». А когда я задаю вопрос, что человек при этом чувствует, он начинает плакать. Этот вопрос у нас не принято задавать.

У нас спрашивают: "Как дела, как день прошел". Но вопрос: «Как ты чувствуешь себя, что ты чувствуешь» раздается только если мы лежим с температурой в постели и все уже и так очевидно. Об эмоциях почему-то не принято говорить. Но это важно. Если этот вопрос ввести сначала к себе, например, очнуться и сразу спросить, что я сейчас чувствую, о чем думаю, что происходит со мной, какие эмоции я несу в мир. А вечером ПОПЫТАТЬСЯ ПОНЯТЬ, ЧТО ЧУВСТВОВАЛ В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ – ЭТО БУДЕТ ГОВОРИТЬ ОБ ОСОЗНАННОЙ ЖИЗНИ.

Лучшим результатом моей работы есть счастье клиента. Я часто помню, с чего мы начинали и как завершали работу. Клиент меняется в течение этого процесса, начиная с визуального образа, заканчивая темпом, которым говорит, видением своего прошлого и будущего, проживанием того, какой он сейчас. Это вдохновляет.

Бывают трудные клиенты. Но из-за такой совместной работы мы стараемся двигаться дальше, нам обоим сложно, но мы не сдаемся. К счастью, за время моей практики никто не сдался. Со всеми мы дошли до этапа, когда можно было сказать: "дальше я могу самостоятельно". И это великая радость.

Зарплата

Моя занятость в университете – 600 часов в год. 3 дня в неделю я посвящаю университету. Получаю за это 5000 грн. в месяц.
2 дня в неделю я посвящаю терапии в собственном кабинете. Стоимость одного сеанса: 500 грн. Сеанс длится 60 минут, но бывает до полутора часов. Для этого мне нужно было найти собственный офис. За 10 минут до окончания клиента может задеть какое-либо слово или мысль, и он начнет раскрываться и эмоционально это переживать. Я не могу его в таком состоянии выпустить из кабинета, нам это нужно отработать. Между каждым клиентом я выделяю для себя 2 часа: от часа до полутора – на работу, остальное время – чтобы отдохнуть.

Одновременно я занимаюсь терапией 5-6 клиентов, они ходят ко мне каждую неделю. В сумме мне это приносит около 12000 грн.

Новые клиенты я получаю от своих клиентов. Также я являюсь в базе психологов – она называется B17. Есть еще один сайт, на котором можно найти специалиста. Он называется «У психолога». Вы видите на фотографии своего психолога, отзывы о нем, где он работает, его проверенное образование. Также у меня есть личные странички в социальных сетях. На них я рассказываю, чем занимаюсь как психолог.

Еще люди узнают обо мне на фестивалях. У меня был этап в жизни, когда не пропускала психологические фестивали и мастер-классы. Обычно это 60-80 человек. На них психотерапевты в течение 80 минут открыто демонстрируют свои навыки. Если я за это время успела показать технику, ответить на вопросы для аудитории из 60-80 человек, то кое-кто в конце подходит, просит визитку, спрашивают, где работаю, сколько стоит прием.

Еще 2-3 тысячи гривен мне приносят выступления на конференциях и мастер-классах, проведение тренингов по стрессоустойчивости или контролю над агрессией. Но это то, от чего я могла отказаться, в отличие от университета и практики в кабинете.

Расходы
Психолог должен хорошо питаться, чтобы иметь силы. Обязательно должен быть полноценный обед. Я пью очень много воды, потому что много говорю, у меня голос садится. Сейчас я работаю над тем, чтобы начать правильно говорить, чтобы мои связи могли быть 5 часов в тонусе, а то и целый день, потому что тренинги бывают очень разные, бывают на свежем воздухе, бывают в офисах, а мои рабочие инструменты. это я и мой голос.

Жилье снимаю недалеко от офиса – в районе проспекта Победы. Есть возможность сходить и пообедать на дому. На дом трачу 3000 гривен. Большую часть расходов на жилье берет на себя мой муж.

Значительная часть моих расходов – аренда офиса. Это уже третье помещение через год. У людей сразу возникает паническое любопытство: «о, психолог заехал, а чем он там занимается?». Всем нужно постучать, даже несмотря на табличку: «Просим не беспокоить. Мы работаем». К нам так нельзя, нужна максимальная шумоизоляция. Трудно найти помещение, чтобы это было доступно территориально и чтобы это не была какая-то космическая цена.

Относительно одежды и имиджа психолога – это для меня интересная и личная тема. Я рекомендую своим слушателям студентам, и сама это пережила: ты должен думать, что надел и как сегодня выглядишь, на тебя смотрят, информацию о тебе считывают. У меня все должно быть выдержано, нейтрально. Я не могу позволить себе что-нибудь, что будет привлекать много внимания. Клиент должен смотреть на меня, а не на мои аксессуары.

По городу я обычно хожу. У меня есть свой автомобиль, но я им не пользуюсь – нет такой нужды. Все рядом – выйти из дома и пройтись 500 метров на работу или километр в университет.

author Автор: Артём Маслов. Соавтор: Лейла Алиева